?

Log in

No account? Create an account
sneg v gorah

Джиргиталь

начало

Поставив палатку на пока не занятом пятачке, и отоспавшись, как следует, мы отправились на изучение новой местности. И, конечно же, снова за покупками: пытаясь уменьшить вес багажа при перелете, мы летели в походных ботинках, а сандалии решили не везти, а купить на базаре. Теперь это было главным в списке недостающих вещей. И, отгоняя мысль, что на холодных 4200 сандалии могут не пригодится вовсе, мы отправились на поиски, заодно продумывая, что бы еще докупить на местном базаре на завтрак.
Базар нас сильно разочаровал: пройдя по центральной улице села – заасфальтированной, с высоченными пирамидальными тополями и шумящими арыками по бокам, – мы нашли абсолютно пустую базарную площадь. Лепешки и веники там, пожалуй, еще можно было купить, но ни фруктов, ни арбузов, и ни тем более сандалий. Впрочем, вполне подходящие пластиковые тапки нашлись в магазине неподалеку. Темно-синие, за полтора доллара пара. Таджики обычно ставят такие перед входом в места общего пользования, но нам они в дальнейшем очень пригодились. И даже потом, в Душанбе, мы гордо гуляли в них же.


Временно покончив с покупками, мы пообедали в одной из чайхан. Кстати, как мы выяснили на своем опыте, вне Душанбе существуют только два блюда, предлагаемых гостям: шорпо (она же шурпа) – бульон в котором плавает кость с мясом и иногда лук, и, если повезет – плов. Обязательно – с кусочками мяса, торжественно выложенными на верху рисовой горки. С пловом обычно бывает и “салат” – нарезанные помидоры, разбавленные, по щедрости хозяйки, луком и острым перцем. Ко всему этому подается лепешка, и неизменный чайничек с чаем. Учитывая наши редкие трапезы, обычно я заказывала сразу все из вышеперечисленного. Цена подобного застолья на двоих – около десяти долларов.

центр села


сельские виды

Вернувшись в лагерь (он же аэропорт), мы узнали подробности происходящего: рейс, запланированный за два дня до нашего, еще не улетел. Также не был сделан и технический рейс с персоналом, лагерными продуктами и инвентарем. Собственно, вертолет вообще еще не появлялся в Джиргитале, и непонятно, когда теперь мы все полетим. Нас записали в список ожидающих вертолет (секундочку, разве мы не были в этом списке изначально?!), и порекомендовали погулять по окрестностям и окрестным горкам – в ближайшие два дня мы вряд ли улетим.

здание аеропорта, вид сбоку.

Вообще-то Джиргиталь неплохое место, чтобы провести там один лишний день. Передвинув палатку в более уютное место, освобожденное ушедшими пастись овцами, мы отправились на прогулку. Глиняные мазанки, глиняные же ограды, журчащие арыки, в которых играют дети. Все совсем по-другому, чем в близкой, но кочевой по укладу Киргизии.





Небольшое отступление про пакеты. Изначально все клиенты лагеря делятся на полнопакетников – заплативших за все от выхода из международного аэропорта до возвращения в него (даже еду на гору они могут не покупать – все предоставляется лагерем, а вместо длинного переезда Душанбе-Джиргиталь – короткий перелет); и полупакетников, вроде нас, заплативших по минимуму: за дешевое жилье вместо гостиницы, за переезды и перелет в базовый лагерь.
Существуют еще беспакетники, которые идут в базовый лагерь пешком и договариваются с фирмой по мере необходимости – оформление документов, возврат вертолетом и, например, заброска вертолетом высотных вещей. Но таких меньшинство. Тем более, что относительно простые подходы к базовому лагерю разрушились, и такой подход – отдельное сложное многодневное мероприятие.
В данном случае, задержка вертолета всех (кроме самостоятельных беспакетников) уравняла: отчаявшись дождаться вертолета из Душанбе, народ приехал наземным транспортом. И кстати, так как про кормежку для полнопакетников в Джиргитале нигде не упоминалось – питался тоже за свой счет.

Итак, за ужином в ближайшей чайхане, она же недостроенная мечеть в пятидесяти метрах от лагеря, мы познакомились с главными героями этого сезона: группа красноярцев радушно позвала нас за свой стол, уже пополненный питерцами и литовцами. Александр Иванович, обладатель многочисленных альпинистских регалий, и его группа “отдыхали” по всем правилам искусства, невзирая на превратности вертолетных рейсов. Когда мы подсели, Александр Иванович с компанией, выпив скромные запасы водки не рассчитанной на такое застолье чайханы, уже распивали какие-то местные бальзамы, под руководством доктора – интелегентнейшего на вид, лучшего нейрохирурга Сибири, и очень душевного человека. Пел доктор тоже от души. Когда он брал в руки гитару – сотрясались стены всех домов в радиусе километра.
С нашей веранды было видно, как в лагере развели костер, и пытаются своими песнями переиграть наших, но куда им. В полночь бедные джиргитальцы прислали к уважаемым гостям уполномоченных с просьбой умерить звук. И гитару у доктора забрали товарищи потише.


С утра нас разбудил чудной звук. Вертолет! Почти. Это был маленький самолет типа АН-2, привезший группу полнопакетных испанцев.
Со взлетной полосы быстро отогнали ослов и детей. Самолет приземлился, и под аплодисменты публики подрулил к зданию аэропорта.

Лагерный народ, страдающий от безделья, и деревенские дети высыпали на летное поле с равным ажиотажем. Сфотографировав самолет во всех возможных ракурсах, мы решили все-таки прогуляться по окрестностям: вдруг, действительно, завтра улетим?

Перейдя через взлетную полосу, со всех сторон засаженную картофелем, мы направились к реке, где наивный Боря собирался искупаться. Быстрая и ледяная река быстро смыла иллюзии: побродив по щиколотку в воде, от которой тут же сводило ноги, и погуляв вдоль берега, мы повернули к базе, еще издали увидев, как улетел самолет.



на взлетной полосе

Послеобеденное пересечение полей картофеля оказалось более интересным – на поля вышли работники. В отличие от других подобных стран – мужчины и преимущественно молодые ребята. В принципе, поля поливаются автоматически, простым способом: когда уровень воды в арыках повышается (во второй половине дня, от таяния ледников в горах, питающих реки и арыки района), вода заливается в каналы и борозды поля. Ребята с лопатами следят, чтобы каналы не затыкались землей и не обрушились. Кстати, на некоторых полях крестьяне распыляли какую-то отраву от насекомых. На заметку тем, кто считает, что в бедных странах пища сама собой органическая.




Только мы вернулись, как опять жужжание в воздухе. На этот раз действительно вертолет. Снова освободили полосу, и снова собрался весь лагерь. Приземлившись и обдав всех хорошим смерчем, вертолет подрулил и выгрузил иранцев. Лагерем овладевает ажиотаж – скоро начнутся рейсы на Поляну! Списки и очередность переделываются и переписываются заново по несколько раз.
Впрочем, пока не приедет из Душанбе заправляющая бензовозка, вертолет не полетит. И постепенно народ рассеивается до завтра.


Утро действительно начинается с прихода бензовозки. Тут же начинает грузиться персонал лагеря, который должен был улететь три дня назад. Опять под отчаянные споры переделываются списки. Все спешат взвесить рюкзаки на огромных грузовых весах: у вертолета ограничение на подъемный вес и каждому разрешено по 30 кг (остальное можно, но за доплату). Выдвигается предложение взвешивать с баулами и их хозяев, для более точной упаковки в вертолет. Мы оказываемся в 6-м рейсе и неизвестно, успеем ли улететь сегодня. Но надеемся. Красноярцы из 7-го рейса, которым точно сегодня не улететь, нанимают машину и отправляются куда-то в горы на источники. Начальство лагеря, обеспокоенное претензиями за срыв графика многих альпинистов, накрывает дастархан для пилотов, и всячески уговаривают сделать максимальное количество рейсов за день.
После пятого – оптимистично складываем палатку... Но вернувшись, пилот отказывается от еще одного рейса.
Значит, полетим завтра первым.
“Эх, жаль что не поехали на источники с красноярцами”, - произнесла я. И оглянулась вокруг. Рядом стояла группа таджиков: начальник аэропорта, начальник полиции и прочее местное начальство. Короткое выяснение – куда мы еще можем успеть сегодня съездить, – и начальник местного заповедника (всей зоны, примыкающей к высоким горам), предлагает свозить нас на озеро, высокогорные пастбища и что-то там еще. И все это – за цену бензобака: около 15 долларов. Подсчитав, что в машине, кроме нас, еще три места, берем с собой ребят из Киева, москвича и срочно выезжаем – скоро стемнеет.
 
заправка бензином(?)

По пути забираем в селе молодого таджика. Мест больше нет, поэтому он сел в багажник джипа и оттуда на хорошем русском комментировал проезжаемое. Кстати, сначала мы думали, что его взяли подвезти. То ли домой, то ли на работу в заповедник. В дальнейшем же выяснилось, что взяли его специально для нас, в качестве гида – помощника начальника.
Сразу на выезде из села встретили местную свадьбу. Народ танцевал, пел и играл. Уважаемым гостям предложили остановиться, и мы, немного помявшись, влились в круг танцующих и фотографирующих, к большой взаимной радости.


Но надо торопиться, чтобы на закате попасть к озеру. Дорога уходила серпантином в гору. Начальственный джип героически преодолевал превратности дороги, и мы остановились только, чтобы попробовать мед дикой пчелы – наш проводник показал нам сухие и полые ветки какой-то высокой травы. Внутри полости обнаруживались маленькие, немного горчащие, медовые шарики с крошечной личинкой.


Доехали до озера уже после заката, к большому огорчению наших проводников. Киевляне пошли купаться в ледяную воду, а мы втроем с Сергеем-москвичем – побежали «догонять солнце» на ближайший холм.




Оттуда открывался вид на еще одно озерцо и окрашенные розовым светом заснеженные горы.
С другой стороны от озера, через перевал, на котором мы находились, виднелась яйла – летнее пастбище с глинобитными домами пастухов. Нас пригласили в один из домов, где хозяин накрыл традиционную трапезу – всевозможные свежеприготовленные молочные продукты: сливки и сметана различных вариаций. И, конечно – лепешки и чай.




Хозяин уговаривал нас остаться на ночлег, и предлагал зарезать барана, но ни брать на совесть баранью жизнь, ни задерживаться с выездом в наши планы не входило. И уже в полной темноте мы отправились обратно.
По возвращении нас обрадовали тем, что в расписании ничего не изменилось, и в пять утра надо уже садиться в вертолет. Чтобы лишнее не распаковывать, и не ставить палатку, нашли опустевший закуток в здании аэропорта.
В пять не в пять, но в семь мы действительно полетели. Набившись как сельди, загородившись сумками-рюкзаками до потолка. Впрочем, Боря обнаружил открывающиеся окна, и мы насладились редким моментом – высовывая головы-руки-фотоаппарат из окна на высоте.






продолжение

Comments

весело, ждем продолжения :)
ничего себе скорость реакции!
скоро будет :)

(Anonymous)

Гммм, можно подумать у Вас в России лучше! Вы в своих то деревнях бываете???
Вообще-то мы живем в Израиле. А в российских деревнях тоже стараемся бывать. Там хуже, к сожалению.
Пиши ишшо! :) Замечательные у тебя рассказы. Тихо слушаю, и все никак сама не соберусь. Заметила, кстати, что это тенденция у вас - "последний рейс отменяется, вылет завтра"))
ага, точно :) Но на самом деле, в обоих случаях задержка была очень кстати.

А продолжение (но еще не окончание) есть - смотри линки в конце текста.